?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

IMG_7130  

Несколько слов о повести Корнева:



Скажу сразу и без обиняков – «Реальная четверка» Бориса Корнева написана на твердую четверку. И это – не просто игра слов. Повесть соткана из мяса реальности, из жил и сухожилий самого автора. То есть на фактическом материале, что всегда заслуживает уважения. В ней нет ни одного необеспеченного жизнью поворота или эффектного рассказа, поставленного только ради привлечения внимания. Это не значит, что в ней не может быть преувеличений или авторских придумок. Без них не существует ни одного художественного произведения. Здесь тоже присутствует элемент запланированных «случайных встреч», которыми так богата романистика вообще. Как не вспомнить Кушнеровское: «Сиди, прозаик, тих и нем. Никто не встретился ни с кем». Так вот это не про Корнева. Если, скажем, в романе у Пастернака подобное выглядит явным и чересчур нарочитым приемом (ни в коем случае не сравнивая авторов, говорю лишь об используемых методах), то тут далеко неслучайные «случайные» встречи есть сама суть повести. Не элемент художественности, но неотъемлемая часть сюжетной канвы. Понятно, что это не произвол автора, а просто по-другому и быть не могло.

Все, что берется изображать Борис Корнев, имеет не просто реальную основу, но и досконально ему известно. Большая, кстати, редкость в литературе вообще, а в современной – тем более. Сам материал исследован значительно глубже, чем явлено в книге, и это хорошо чувствуется по тексту.

Занимательно описана стремительная судьба четырех одноклассников, которых разбросала жизнь после школы по разным углам неотвратимо завершающейся советской действительности. Удачливый партработник, выезжающий заграницу и имеющий собственный кабинет в Смольном, несгибаемый вор, являющийся самым главным и уважаемым зеком в лагере, мужественный офицер КГБ, побывавший во всех мыслимых горячих точках и стойкий диссидент, вечно борющийся с властью за  справедливость. Вот та четверка, которая цепко держит все повествование наплаву. Вокруг них расположены другие персонажи. Их много и, к сожалению (возможно, это основной минус повести), их имена мало откладываются в памяти и плохо идентифицируются. Многочисленные второстепенные герои – одноклассницы, одноклассники и различные сослуживцы прорисованы значительно хуже вышеозначенной четверки и оттого практически не запоминаются. Раз уж пошел такой разговор, то в разряд минусов я бы отнес и неравномерность авторского внимания к четырем главным героям. Автор самым пристальным образом исследует представителя номенклатуры Сергея Богданова, словно нехотя расставаясь с ним ненадолго ради того, чтобы мельком вспомнить о мытарствах диссидента Вовки Спивака. Однако, все же, уделив последнему определенное количество проникновенных страниц, автор практически не касается судьбы «хронического» заключенного Петра Филиппова, всего раз сводя его в поразительной лагерной встрече со Спиваком и раз – с кэгэбэшником Лисочкиным. При этом чувствуется, что жизнь Филиппова, лишь намеченная неоправданно скупыми штрихами по богатству и глубине вряд ли уступит жизни остальных героев. То же касается и офицера КГБ Юрия Лисочкина. Несколько случайных эпизодов и пояснительный текст за кадром. Неоправданно разные объемы, на мой взгляд, даны главным героям.

Так о чем же, собственно эта книга?

Четверо семиклассников (друзья, разумеется) с целью «повышения успеваемости» решаются выкрасть ночью журнал из учительской. Затея проваливается самым страшным образом – их застает любимый учитель труда – однорукий Васильевич. В процессе бегства один из мальчишек прыгает из раскрытого окна и виснет на березе. Пытаясь его спасти, учитель свешивается на подоконник, но тут, обнаруживается прячущийся в складках шторы Юрка Лисочкин. «То ли трудовик наступил на тяжелый бородового цвета занавес, то ли…» - оставляет некоторую неопределенность Корнев. Карниз обрушивается на голову Васильевича. Учитель падает вниз на камни и разбивается. Несчастный случай или убийство? Виновного по разорванной форме находят быстро – это тот самый, повисший на дереве Петька Филиппов. Взяв всю вину на себя и никого не выдав, он отправляется по 89-ой статье в трудовую колонию для несовершеннолетних, обрекая тем самым троих друзей на серьезную духовную работу. Года через полтора приходят слухи о его гибели от рук отмороженных сокамерников. Каждый из оставшихся ребят в одиночку борется с муками совести и это сильно разводит друзей в разные стороны. Им жутко оставаться наедине друг с другом.

По мощности (а может, потому что Корневым описана школа с французским уклоном) эта глава стилистически напомнила мне одну из самых сильных распутинских повестей «Уроки французского». К сожалению, в следующей главе автор резко меняет скорость повествования, как бы переставая детально отслеживать своих персонажей, занимаясь лишь констатацией их служебного и личностного роста. Безусловно, для перехода к новому времени подобное отстранение тоже нужно, но разница между главами в подходе к описанию жизни героев слишком бросается в глаза. Как будто фильм поставили на ускоренную перемотку. Пронзительно изображено падение в диссидентство Вовки Спивака, отправной точкой которого стало несправедливое поведение рядовых милиционеров. Усугубляя свою ненависть к существующему строю он доходит до крайней точки – заключения в тюрьму, где избитый, в одиночном карцере, особенно остро осознает, что и он виноват в гибели Петьки Филиппова. Он чувствует, что пришла расплата за детское малодушие. Однако жизнь чудеснее любых представлений о ней: судьба приводит его на зону, где самым авторитетным вором оказывается чудом выживший Петька, который, собственно, и помогает ему спастись. До обидного мало, в телеграфной манере, изображена жизнь самого Петьки.

Так же скупо автор касается и судьбы Юрки Лисочкина. Работа военного советника в арабских странах, бегство из расстреливаемой гостиницы в Афганистане, да еще встреча с тем самым Петькой и неуклюжая попытка оправдаться перед ним. А мы ведь помним это страшное открытое «то ли…», в приведенной выше цитате, при описании падения гардины на голову учителя. Расплатой за юношеский поступок станет прикрытие теневого бизнеса бывшего зека и бывшего друга.

Вообще, возможно главная черта этой повести – любовь автора ко всем четырем персонажам. Это почти невероятно, так как все они выражают предельно противоположные взгляды. Казалось бы, что общего может быть у ответственного работника районного комитета КПСС с профессиональным диссидентом? Но Богданов, жертвуя карьерой, отпускает, бегущего в американское посольство по поддельным документам, Спивака. Да и как любовно описан сам Спивак, чьи взгляды явно чужды автору. Обиженный на начальство отец настраивает его против строя и власти. Вовка внимает и доверяет ему: «Очень понятные слова отца потом висели над ним всю жизнь, словно огромный абажур с постоянно включенной стоваттной лампочкой».

Это большое искусство – не занимать ни чью сторону, оставаясь в повествовании как бы отстраненным, но все же не посторонним.

На 150 страницах пролетела насыщенная и по-разному захватывающая жизнь четырех одноклассников. Пролетела так быстро, как и в реальной жизни. Да и вообще, все произведение реальное. На твердую четверку. Впрочем, с этого я и начал.

IMG_7197

Корнев Б. Ф. "Реальная четверка". – Повесть. – Спб. изд-во "Историческая иллюстрация", 2011 г. – 160 стр.



promo al_ah march 7, 2015 03:45 Leave a comment
Buy for 10 tokens
Тут меня постоянно спрашивают про требования к записям, которые можн о размещать в Промо моего журнала. Отвечаю: требований никаких, кроме самого естественного: "только облика не теряйте" (с)!

Latest Month

December 2018
S M T W T F S
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031     

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by yoksel